«Тайна заброшенного замка» К оглавлению Показать карту Показать обложку

— Попробую-ка я не глядеть ему в глаза, — решил Ментахо, — должен же я осмотреться, разобраться во всем, не будь я Ментахо.

— Меня не проведешь, — сказал бывший король вслух.

— Меня не проведешь, — опять повторился его голос.

— Ты чего дразнишься? — не вытерпел Ментахо.

— Ты чего дразнишься? — отозвалась машина.

— Ладно, и тебя одолеем, — махнул рукой Ментахо.

Машина проворчала то же самое, и снова наступило молчание. У говорильной машины в запасе было слишком мало слов землян, и она ждала, когда пленники заговорят снова. Ментахо не хотелось оказывать услугу своим похитителям, он бы охотно молчал все время, но ему волей-неволей приходилось говорить с женой. Инопланетяне хитро сделали, похитив мужа и жену.

Не одна говорильная машина ждала. Ждал сообщений о пленниках генерал Баан-Ну. Он, как всегда, был занят любимым трудом — писал историческую книгу «Завоевание Беллиоры».

«Итак, следую дальше, — начал генерал новую страницу, — с тех пор, как меня посетил дракон…» — тут Баан-Ну задумался. На этот раз известия о работе говорильной машины с пленниками волновали его сильнее, чем собственная фантазия. Но она стала бы неистощимой, знай генерал, как недалек он от истины: в стране Гуррикапа водились настоящие драконы.

Машина жадно глотала слова землян, к вечеру их запас достиг нескольких сотен. Но вот в ее работе появилось нечто новое. Она стала разгадывать смысл некоторых слов, говорила, например, слово «хлеб», а вслед за ним слышалось — «нобар», после слова «вода» говорилось «эссор». Ментахо слушал и невольно запоминал.

— Значит, хлеб — нобар, — бормотал он, — а вода — эссор.

Память ткача обогащалась все новыми словами менвитского языка. И он понял, что становится переводчиком.

— Ну уж служить Пришельцам не буду! — сопротивлялся он, а сам продолжал запоминать слова. — А если я трахну по этой говорильне? — Ментахо перевернул стол ножками вверх, собираясь бросить его на машину. Однако бывший король вовремя спохватился. Он как-никак пленник Пришельцев. Если не подчинится, что они надумают тогда? Больше всего Ментахо боялся за Эльвину — он ведь нежно любил свою жену.

— Ладно, коли на то пошло, буду изучать их проклятый язык! — гневно воскликнул ткач. — Может, он мне еще пригодится.

Щелкнул замок, отворилась дверь, и вошел человек. Он поставил на стол прохладительные напитки, бутерброды и, показав на себя, назвался:

— Ильсор.


Ментахо всмотрелся в камни… Рис. Л.Владимирского
Назад
Вперед
<——  Н а з а д
В п е р е д  ——>
— 84 —
Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика