«Огненный бог Марранов» К оглавлению Показать карту Показать обложку

Ему рассказали, в чем дело, и он подошел к Энни и стал тереться о ее плечо, как огромный добродушный кот. А когда девочка начала играть кисточкой его хвоста, слезы счастья хлынули из глаз старого Льва…

А какая радость была у Мигунов, когда их возлюбленный правитель снова появился перед ними и с ним его новые друзья, которые в тот же миг стали бесконечно милы и простосердечны с его подданными.

Беспрерывно мигая, Мигуны пустились в такой пляс, что от мельканья их фиолетовых одежд у Энни и Тима зарябило в глазах. Они громко щелкали пальцами и хвалились, что если дела у них идут хорошо и все беды обходят их стороной, то это только потому, что они никогда не забывали умываться трижды в день в честь Феи Спасительной Воды!

Они обещали наказать и потомкам строго выполнять этот священный обычай…

Узнав, что девочка, прибывшая с Железным Дровосеком и Страшилой, вовсе не Фея Спасительной Воды, а ее младшая сестра, Мигуны ничуть не огорчились. Они прозвали Энни Феей Будущей Победы и проводили ее к кухарке Фрегозе.

Добрая женщина тотчас отвела Энни в ванну, вымыла ее и переодела в лиловое платье, сшитое для Элли Мигунами и оставленное ею в Фиолетовом Дворце. Затем Фрегоза занялась Тимом и Артошкой.

Страшилу и Железного Дровосека тотчас же взяли в капитальный ремонт.

Драгоценные мозги из головы Страшилы не осмеливались вынуть, а потому голову повесили сушиться целиком. Костюм вымыли, выгладили, набили свежей соломой, ботфорты вычистили. И когда Страшила предстал перед Энни свежий, благоухающий запахом поля, но только с расплывшимися чертами лица, девочка раздобыла

кисточку и краску и занялась его глазами, носом и ртом. И еще прежде чем она кончила, Страшила пел во все горло:

— Эй-гей-гей-го, я снова-снова-снова с Энни!

Безмятежно счастливый Страшила пел и приплясывал и ничуть не стеснялся этого, потому что Мигуны не были его подданными!

А Железного Дровосека лучшие мастера страны во главе с Лестаром разложили на верстаке и возились над ним целый день: разбирали на части и вновь складывали, паяли, развинчивали отдельные детали и свинчивали, и смазывали, и полировали — и он вышел из их рук совершенно новенький, как из мастерской. Его сердце набили свежими опилками, зашили, и оно по-прежнему осталось самым добрым и нежным в Волшебной стране.

Когда Дровосек появился среди своего народа, он сиял так, что у всех, кто на него смотрел, слезились глаза. Мастера сделали ему новый топор вместо того, что остался у Джюса, и Дровосек грозно взмахнул им, так что воздух засвистел вокруг, и воскликнул:

— Ну теперь посмотрим, кто кого!

Чудовищный обман

Заветная мечта Урфина Джюса сбылась: он снова захватил власть в Волшебной стране. Но удивительное дело: как и в первое свое царствование, он не чувствовал себя счастливым. Честолюбивый диктатор хотел всеобщего преклонения, хотел, чтобы при его появлении на улицах и площадях собирались толпы народа, бросали в воздух шапки и восторженно кричали.

А этого не было. На пирах он брезгливо выслушивал всегда одни и те же хвалы немногих прихлебателей во главе с главным государственным распорядителем Кабром Гвином и жирным, обрюзглым первосвященником Крагом.

Назад
Вперед
<——  Н а з а д
В п е р е д  ——>
— 208 —
— 209 —
Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика