«Огненный бог Марранов» К оглавлению Показать карту Показать обложку

Но, обернувшись назад, Урфин понял, что был не прав. Нашлось одно верное существо: медведь Топотун плелся в отдалении за хозяином. Нет, Топотун никогда его не оставит, в какую бы беду ни попал Урфин Джюс. Ведь это Урфин таинственной силой чудесного порошка оживил его шкуру, когда она лежала жалким пыльным ковриком на полу, и за это медведь обязан ему вечной благодарностью…

Смягчившимся голосом Урфин позвал:

— Топотун, ко мне!

Мишка радостной рысцой подбежал к хозяину:

— Я здесь, повелитель! Что прикажешь?

«Повелитель…» Это слово облегчило душевную рану Урфина. Да, он все еще повелитель хотя бы только для одного скромного слуги и для ничтожного клоуна. А что, если?. Неясные надежды пронеслись в мозгу Урфина. Не рано ли празднуют победу его враги? Он, Урфин Джюс, еще молод, он на свободе, и никто не отобрал у него неукротимой воли, умения пользоваться благоприятными обстоятельствами хитрого, изворотливого ума, искусных рук.

Сгорбленный стан Урфина распрямился, слабая усмешка озарила смуглое лицо с косматыми бровями и хищным оскалом рта. Обернувшись в сторону Изумрудного города, Урфин погрозил кулаком:

— Вы еще пожалеете, несчастные простаки, что выпустили меня на волю!.

— Да, они пожалеют, — пискнул клоун.

Джюс сел на спину медведя.

— Неси меня, мой славный Топотун, на родину, к Жевунам, — приказал он. — Там у нас с тобой есть дом. Надеюсь, его никто не тронул. Там мы найдем пристанище на первое время.

— И у нас там есть огород, повелитель, — подхватил Топотун, — а в соседнем лесу водятся жирные кролики. Мне пища не нужна, но я буду ловить их для тебя.

Добродушная морда медведя сияла от радости, что он опять будет жить с обожаемым хозяином вдали от всех, в покое и довольстве.

Не такими были думы Урфина.

«Дом послужит для меня временным убежищем, — размышлял Джюс, — я буду скрываться, пока обо мне не позабудут. А там… там посмотрим!..»

Тягостен был путь Урфина Джюса в страну Жевунов. Он мечтал вернуться незамеченным, но дело испортила Кагги-Карр. С помощью многочисленной родни ворона выследила, куда направился изгнанник. Все, кто жил близ дороги, вымощенной желтым кирпичом, своевременно оповещались посланцами Кагги-Карр о приближении Урфина.

Из домов выходили мужчины и женщины, старики и дети, выстраивались вдоль дороги и молча провожали Урфина презрительными взглядами. Джюсу было бы легче, если б его бранили, бросали в него камнями и палками. Но это гробовое молчание, ненависть, написанная на всех лицах, ледяные глаза… Все это было во много раз хуже.

Мстительная ворона рассчитала верно. Путешествие Урфина Джюса в родные места напоминало затянувшееся шествие на казнь.

С каким наслаждением бросился бы Джюс на каждого из врагов, вцепился бы ему в горло, услышал бы его предсмертный хрип… Но это было невозможно. И он ехал на медведе, низко склонив голову и скрипя зубами от ярости.

А клоун Эот Линг, усевшись у него на плече, шептал на ухо:

Назад
Вперед
<——  Н а з а д
В п е р е д  ——>
— 10 —
— 11 —
Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика