«Урфин Джюс и его деревянные солдаты» К оглавлению Показать карту Показать обложку

было бесшумно. У Чарли нужные инструменты были всегда под рукой. Он просверлил рядом несколько отверстий, расширил дырку клинком ножа и заработал пилкой. Через полчаса было выпилено квадратное отверстие, через которое мог пройти человек.

— Элли, сказал моряк. — Осторожно поднимись на площадку скажи Страшиле и Дровосеку, что мы ждем их здесь. Но пусть они спускаются так, чтобы не увидела стража.

— А как же Дин Гиор и Фарамант? — спросила девочка. — Ведь весь гнев Урфина Джюса обрушится на них, если Страшила и Железный Дровосек скроются.

Моряк Чарли сконфуженно почесал в затылке.

— В самом деле, я об этом не подумал. Что ты предлагаешь, Элли?

— Мне кажется, Страшила и Дровосек должны еще потерпеть на постылой башне, пока мы не найдем способа выручить из неволи наших товарищей. Но как это сделать — я не знаю. Может быть Страшила что-нибудь сообразит?

— Ты права, девочка! И хотя мне трудно подниматься по лестницам, придется устроить общий совет.

Элли медленно взбиралась по крутым ступенькам, а за ней в темноте ковылял Чарли Блек, постукивая деревяшкой по ступенькам. Льва пришлось оставить внизу: дыра в двери была слишком мала для его огромного тела.

Вот и люк, ведущий на площадку. Девочка осторожно высунула голову, приложив палец к губам: она боялась, как бы друзья, увидев ее, не закричали от радости.

Ее опасения были напрасны. Железный Дровосек умел владеть собой, а Страшиле сидение в карцере досталось дорого. От сырости подземелья краски полиняли на его лице и он плохо видел и слышал, а разговаривать мог только шепотом. В данном положении это, впрочем, было кстати.

Увидев Элли, Дровосек и Страшила ринулись было к ней, но, заметив позади моряка, остановились. Они знали Чарли Блека по рассказам вороны и все же ими овладело смущение.

Чарли дружески поприветствовал новых знакомых. В ответ Страшила шаркнул соломенной ножкой, а Железный Дровосек снял с головы воронку и очень вежливо раскланялся.

Черные глазки Кагги-Карр так и сияли от гордости: ведь она, ворона, выполнила такое поручение, с которым вряд ли справился бы кто-нибудь другой.

После горячих приветствий Элли заговорила о судьбе Дина Гиора и Фараманта.

— Вы сейчас сможете уйти с нами через подземный ход, но им тогда не сдобровать, — разъяснила девочка.

Дровосек сказал:

— Если они из-за нас погибнут, мое сердце разорвется от горя…

Он заплакал, слезы скатились на челюсти и челюсти сразу заржавели. Дровосек отчаянно замотал головой, не в силах вымолвить слово. К счастью, масленка была у его пояса. Страшила хотел смазать челюсти, но сослепу попал Дровосеку в ухо. Нескоро удалось сделать ему все как следует и тогда Дровосек заговорил:

— Страшила, пусти в ход свои мудрые мозги, придумай что-нибудь!

Страшила грустно прошептал:

— С моими мудрыми мозгами что-то неладно. Они отсырели, пока я висел в карцере…

В разговор вмешалась Кагги-Карр:

— Фарамант и Дин Гиор сидят в подвале на заднем дворе. К их окну есть ход из каморки повара.

— Так это же превосходно! — воскликнул Чарли Блек и испуганно прикрыл себе рот рукой. — У меня есть вещь,

Назад
Вперед
<——  Н а з а д
В п е р е д  ——>
— 168 —
— 169 —
Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика