«Урфин Джюс и его деревянные солдаты» К оглавлению Показать карту Показать обложку

— Но и сердце — тоже стоящая вещь, — возразил Дровосек. — Без сердца я был бы никуда не годным человеком и не смог бы любить свою невесту, оставленную в Голубой стране.

— А мозги… — снова начал Страшила.

— Мозги, сердце, сердце, мозги! — сердито оборвала их ворона. — Только одно это от вас и слышишь! Тут не спорить надо а действовать!

Кагги-Карр была несколько ворчливая птица, но превосходный товарищ. Чувствуя ее правоту, друзья не обиделись и Страшила начал думать.

Думал он долго, часа три. Иголки и булавки от напряжения далеко высунулись из его головы и Дровосек с тревогой думал, что, быть может, это вредно его другу.

— Нашел! — крикнул наконец Страшила и хлопнул себя по лбу с такой силой, что в ладонь вонзилось с десяток иголок и булавок.

Ворона, тем временем сладко дремавшая, проснулась и сказала:

— Говори!

— Надо послать письмо в Канзас, к Элли. Она очень сообразительная девочка, обязательно что-нибудь придумает!

— Хорошая мысль, — насмешливо протянула Кагги-Карр. — Интересно только, кто понесет письмо?

— Кто? Да ты, конечно! — ответил Страшила.

— Я? — изумилась Кагги-Карр. — Мне лететь через горы и пустыню в незнакомую страну, где птицы лишены дара речи? Хорошая выдумка!

— Если ты не согласна, — сказал Страшила. — Мы не будем настаивать. Мы пошлем в Канзас другую ворону, помоложе тебя!

Кагги-Карр возмутилась.

Мы не напишем письмо, а нарисуем!  Рис. Л.Владимирского
Назад
Вперед
<——  Н а з а д
В п е р е д  ——>
— 78 —
Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика